Home / Психология / Интервью / Поговорим о привычках с клиническим психологом

Поговорим о привычках с клиническим психологом

психология привычекПривычка — мы обозначаем этим словом множество ежедневных действий. Но правильно ли это на самом деле? Что такое привычка? Как она формируется? Насколько может быть полезна или вредна? И как от нее избавиться? Является ли привычка «второй натурой»? На эти темы рассуждает клинический психолог Илья Плужников.

— Илья Валерьевич, давайте для начала дадим определение: что такое привычка?

— Даже не давая определения, можно сказать, что такое понятие, как «привычка», относится к поведенческой психологии. То есть эго категория поведения — некая его форма, которая повторяется чаще других.
Существует направление в психологии под названием бихевиоризм – это поведенческая психология. Она сводит все формы психической жизни человека к поведению и, значит, к привычкам. Потому что любой человек движется по какой-то траектории. Эта траектория и есть набор привычек.
Бывают, как известно, вредные и безвредные привычки. А для психолога, конечно, важно знать природу и проявления вредных привычек.

— Когда непсихологи говорят о вредных привычках, чаще всего имеют в виду курение и алкоголь. А на самом деле можно ли рассматривать эти человеческие пристрастия в качестве привычек?

— Курение — это вредная привычка с бытовой точки зрения. Если считать привычкой некое действие, которому можно научиться, а потом отучиться самостоятельно, то курение — действительно привычка. Ведь многие люди способны бросить курить без какой-либо помощи.
И все же курение табака и употребление алкоголя – это не самые удачные примеры. Психологи, как правило, рассматривают их как зависимости – от табака или спиртного. Но если мы говорим об алкоголизме, то это наркологическое заболевание.

Вредными называют те привычки, от которых человек страдает сам, плюс они оказывают значительное влияние на его социальное функционирование. Например, онихофагия — это привычка грызть и ковырять ногти. Она возникает часто в детстве. По статистике у большинства людей она проходит с возрастом. Но может проявляться и у взрослых. Если говорить на клиническом языке, это компульсивность, то есть навязчивое действие. Существует целая группа компульсивных расстройств, таких как расковыривание прыщей, обкусывание ногтей, скрежет зубами, выдергивание волос.
Изначально такие привычки нельзя назвать вредными, ведь ребенок, ковыряющий ногти, особо от этого не страдает. Сложнее становится, когда этим продолжает заниматься подросток или взрослый. Тогда эта привычка начинает оказывать влияние на социальное позиционирование. Примеров тут может быть множество: скажем, человека начинает волновать, что подумают о нем люди в связи с этой привычкой. Или же, в случае с расчесыванием прыщей, это становится сильно заметно, и требуется помощь дерматолога, потому что раны перестают заживать. Привычка приобретает флер невроза…

— По моим наблюдениям, такие привычки есть у многих взрослых. Стоит только посмотреть по сторонам в московских пробках – замечаешь, как многие водители ковыряются в носу. Или пойти в лес с друзьями – тут же выясняется, что кому-то обязательно нужно расчесать комариный укус до крови. Неужели человек невозможен без такого рода привычек?

— Да, такие поведенческие проявления действительно встречаются очень часто. Но к клиническим психологам люди обращаются в том случае, когда привычка становится настоящей проблемой. Расчесывание комариных укусов может доставлять неудобства только летом. Настанет зима – не будет комаров, не будет и проблемы. Гораздо хуже, когда идет длительное воздействие, которое приводит к каким-то серьезным последствиям.

— Как привычки превращаются в неврозы, в патологию?

— Это самый сложный вопрос: как и чем норма отличается от патологии? Здесь существует множество механизмов, которые представлены на всех уровнях: и на биологическом, и на психологическом, и на социальном. Например, есть биологические исследования, которые показали, что если во время перинатального развития (внутриутробно) были какие-либо проблемы, затронувшие формирование базальных ганглий (комплекс подкорковых нейронных узлов, расположенных в центральном белом веществе полушарий конечного мозга — прим.), то вероятность того, что безобидная привычка перерастет во взрослом возрасте во что-то серьезное, увеличивается. С другой стороны, при отсутствии физиологических факторов могут сработать социальные, например, дисгармоничная семейная система. То есть если между мамой и папой есть какой-то конфликт, у ребенка привычка грызть ногти или ковырять в носу может зафиксироваться как механизм решения проблем.

Допустим, родители ругаются, но, как только замечают, что ребенок в этот момент выдергивает волосы, они переключаются с разборок между собой на оказание помощи малышу. Ходят с ним по врачам и психологам. Таким образом, бессознательно дитё открывает для себя, что стоит начать рвать волосы, как проблемы между близкими людьми исчезают. Но если мама с папой обратятся к семейному психотерапевту и решат свои вопросы, привычка у ребенка сама сойдет на нет.

— Существует некий миф: если повторять одно и то же действие 21 день, то оно закрепится в качестве привычки. Это действительно работает?

— Представьте: вы будете 21 день совершать неестественный поворот плечом влево. На 22-й день сохранится это как привычка? Может быть, на несколько дней. Но за настоящей привычкой всегда что-то стоит… Чтобы она закрепилась надолго, в ней должен быть смысл.
Причем, как правило, «все проблемы из детства». То есть этот самый смысл закладывается в довольно нежном возрасте. И после 20 лет выяснить, с чего началось «расковыривание прыщей», нелегко. Но причина есть всегда. Бессмысленное движение или действие не сохранится на годы. Но стоит поставить себе конкретную задачу… Допустим, человек обладает неразборчивым почерком. Буквы Т и Ш в прописном варианте у него неразличимы. Он решает ставить над Т и под Ш горизонтальные черточки, чтобы опознавать их. Это привычка? Да. Она осмысленна? Конечно. И она необходима. А потому закрепляется на всю жизнь.

— Родители в детстве часто говорят что-то вроде «я хочу привить тебе привычку класть вещи на свои места» или «чистить зубы два раза в день». Но являются ли эти действия привычками?

— Это более сложные вещи. Они скорее относятся к условным рефлексам и поведенческим установкам. Ведь если наказывать или поощрять ребенка за что-то — действие закрепляется. Буквально — это условный рефлекс. Не будете наказывать или поощрять — никакой «привычки» не появится.
В поведенческой психологии и педагогике есть такая методология воспитания. Остается только выбрать, будете ли вы действовать кнутом или пряником. Но в нашей отечественной школе психологии все равно считается, что в первую очередь ребенку нужно донести смысл и важность действия, которое вы хотите закрепить. Ребенок должен как минимум видеть, как организуется навязываемый порядок у родителей. Таким образом, он принимает его. И может начать действовать так же. Я считаю, что это – стереотипы поведения, научения, а не привычки. Хотя в жизни мы употребляем именно слово «привычка». Например, как вы уже сказали, «привычка чистить зубы два раза в день».

— Я как-то пыталась привить себе привычку сидеть прямо. Но все время про это забывала. Есть ли какие-то проверенные механизмы воспитания у себя полезных привычек?

— Рецепт, вероятно, один: надо понять, зачем тебе это. Прочувствовать. И какое-то время находиться в рефлексии этого. Например, вы говорили о 21 дне.
В психотерапии есть технология использования дневников и звонков. Поставьте себе срок в 21 день, заведите дневник и установите будильник, который будет звонить несколько раз в день и напоминать о том, что вы решили закрепить. В дневник нужно записывать, как у вас получается выполнять поставленное самой себе задание.
А вот чтобы избавить от какой-либо дурной привычки, необходимо с помощью психолога или психоаналитика разобраться: какую роль играет этот симптом в жизни человека? Что фиксирует дурная привычка? Плюс, конечно, существуют поведенческие технологии. Например, если человек грызет ногти, то можно приобрести в аптеке специальный горький лак для ногтей. Будет работать так называемое обусловливаине: за тем, как рука потянется ко рту, последует наказание – неприятный вкус.

Но я хотел бы заметить: нет ничего в патологии, чего бы не было в норме. Риск, что какая бы то ни было привычка превратиться во вредную, а из вредной станет патологией, всегда существует. Изучением этих процессов и занимается клиническая психология.

— Какие самые странные привычки вам встречались?

— Я знаком с чисто клиническими примерами, они выходят за рамки конкретно привычки. Это в основном компульсии. Например, часто встречается такой «заскок»: человек решает никогда не наступать на трещинки в асфальте. А у меня был пациент, который не мог наступать на белое. То есть ему не удавалось самостоятельно избавиться от ощущения, что если встать на белое, то произойдет какое-то несчастье. И если он все же наступал нечаянно — нужно было проделать целый ритуал: вернуться на 10 шагов назад, повернуться вокруг своей оси и что-то еще. Он знал все станции метро, которые представляли для него «опасность», и выбирал только те, по которым мог перемещаться, не сделав ни шагу на этом цвете. Это настоящее обсессивно-компульсивное расстройство — уже болезнь.

— Можно ли сказать, что каждый из нас – это всего лишь набор привычек?

— Есть расхожее выражение: «Привычка – вторая натура». Поведенческий психолог сказал бы «да». Но я считаю иначе. Привычке можно обучить, и от нее можно отучить. Но есть некие смысловые, стержневые образования – то, что называется личностью. Она, наверное, с привычками связана, но состоит не только из них.
Но и совсем без привычек нельзя. Это в некотором роде стиль деятельности человека. То есть содержание деятельности мы выносим за скобки. А вот как он эту деятельность выполняет – это привычки.

— Говорят, что привычки формируются еще и для того, чтобы помогать нам упрощать выполнение каких бы то ни было действий… Они как надежные проверенные алгоритмы, на поиски которых не нужно каждый раз тратить время и силы.

— Ситуации и сфера деятельности бывают разными. В некоторых случаях это действительно так. Но мне кажется, что чаще привычки, в этом смысле, мешают человеку. У нас сейчас настолько динамичная жизнь, новые задачи так быстро появляются и так быстро меняются, что привычки превращаются в своеобразный панцирь. И тогда человек не может справиться с новой проблемой «в силу привычки». Это называется зависимостью от внутреннего поля. Поэтому в наше время необходимо быть более «поленезависисым», гибким, то есть креативным. Человек, нагруженный привычками, это ригидный человек (от латинского rigidus — жесткий, твердый, неэластичный — прим.). Но если вы задумаетесь о том, как «перевыполнить план», вам придется выйти за пределы привычной схемы или привычки. Придумать, как изменить процесс, чтобы добиться большего результата.

Беседовала Анна Лукьянова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *