Home / Мужчина и женщина / В пучине с романтиком

В пучине с романтиком

1Честно скажу — люблю мужчин-«технарей». Не столько по профессии, сколько по складу ума и характера. Это мужчины здравомыслящие, без излишней рефлексии и самокопания. Они немногословны, умеют принимать решения и брать на себя ответственность. А логическое мышление и аналитический ум выручают в сложных ситуациях.
Другой тип — те, кого я называю «филологи». Собой и жизнью они недовольны, рассуждают много, делают мало. Решения и убеждения меняют, никогда толком не знают, чего хотят. Всегда ищут виноватых, любят поплакаться. В жизни на них рассчитывать нельзя. Можно только стать опорой и поддержкой.
Однако «филологи» — романтичны и красноречивы. Ухаживают красиво, креативно. Влюбленному «технарю» трудно. Он стесняется, сопит и сбивается. А вот «филологи» на это мастера: и стихи, и романсы, и комплименты изысканные… На руках будут носить, лунную дорожку постелют под ноги. Девушки тают. Когда же гипноз проходит, все оказывается не столь радужно.

Есть женщины, ради любви готовые на любые жертвы. Но распознавать «филолога» надо еще на старте — чтобы делать выбор сознательно. И не сетовать потом, что твой спутник жизни не умеет отвертку в руках держать или заработать на машину. Девочки, будьте бдительны!

История первая. КОМПОЗИТОР В ПОИСКАХ СЕБЯ

Оля – моя однокурсница. После учебы вернулась в родной город. Сложный роман с женатым, известным в городе человеком выбил ее из колеи. Оля долго была одна. И вдруг получаю восторженное письмо. В декабре Оля познакомилась с молодым композитором и музыкантом Димой. «Он талантливый, с ним так интересно!» — писала она. Юноша на фото напоминал Есенина – небрежно расстегнутый воротник, чуть встрепанный чуб, задумчивый, обращенный в себя взгляд.
2Оля занималась статистикой в офисе, с Димой же попала в творческую среду. Когда он проникновенно пел романсы, глядя глубокими трагическими глазами, у Оли сердце обрывалось. Он артистично читал ей стихи. Посвятил ей нежную песню. И в любви признался красиво: поднялся на утес над морем и прокричал, перекрывая шум ветра: «О, будь со мной, мне ничего не надо, не мне ль удача выпала во всем?» спустившись, взял Олю за руку: «Этот декабрь перевернул мою жизнь. Ты подарила мне крылья!»
«Я так счастлива!» — писала Оля. Рождение сына, работа. Жизнь шла дальше. Но Оля стала писать все реже и короче. Постепенно переписка свелась к скучным репликам: «!Все нормально. Новостей нет». Я спросила: почему так редко пишешь? «Жаловаться не хочется, а хвастаться нечем», — ответила Оля и надолго замолчала.

Как-то дела привели меня в Олин город. Я позвонила. «Конечно, приезжай!» — сказала она радостно. И, помолчав, добавила: «Только предупреждаю — ничему не удивляйся!»
Мы проговорили до утра. Жизнь с Димой оказалась катастрофой. Его музыкальная карьера шла неровно. Были и успехи, и провалы. Победа на международном конкурсе вскружила ему голову. Он ожидал, что приглашения посыплются градом. Когда этого не произошло, началась депрессия. Работать не мог. Обвинил во всем злых завистников, перессорился с коллегами. Начал пить, где-то пропадал ночами. Потом стал запираться в комнате, не выходил сутками. На стук жены отвечал: «Не мешай, я сочиняю. Я пишу крупную форму». Форма, видимо, не получалась. Дима злился, срывал плохое настроение на домашних. Наконец решил, что бездарен и музыку надо бросать. «Чем же ты будешь заниматься?» «Найду!» — заявил Дима. Пошла череда разных работ, каждая — не дольше полугода. Сторож, инструктор по байдаркам, экскурсовод, разнорабочий в порту. Потом новая идея: пищевые добавки. «Это очень выгодный бизнес! Заработаю, сниму дом у моря. Вы меня здесь отвлекаете, а там я буду сочинять!» Но дело не пошло. Вместо успеха Дима влез в долги. Отдавал их год, вкалывая на стройке. Жили за счет Оли. Потом он увлекся су-джок-терапией и полгода провел в учениках какого-то китайца. Разочаровавшись, взялся за тайский массаж… А Оля тащила на себе дом, старенького отца, серьезно больного ребенка, две работы… И все надеялась — образуется, он же талантлив, ведь были успехи… Утешала, убеждала… «Мне надо найти себя, — отвечал муж, — я должен понять, музыка — это мое или все же не мое…» К моему приезду поиски дошли до погружения в буддизм. Работать Дима перестал вообще. Сошелся с какими-то фанатичными миссионерами-философами. Читал трактаты о перерождениях, об избавлении от страстей, о душе… Познавал себя, сидя в прострации. Оля же кормила семью.

«Послушай, ты разве не видишь, что пока ты копаешься в себе, твоя семья страдает?» «Страдания очищают душу!» — назидательно произнес Дима. Пылкая Олина любовь давно ушла. Устав ждать, когда муж найдет себя, Оля пыталась его выгнать. Но идти Диме, приехавшему из российской глубинки, было некуда. Он скитался по друзьям, а сын, обожавший отца, терзал маму: «Когда папа вернется?» Папа же через пару месяцев появлялся на пороге как ни в чем не бывало. Сын бросался ему на шею с криком: «Папочка!» — и Оля сдавалась. Развелась она, лишь когда сын повзрослел. Но жить приходится в одной квартире. Правда, теперь у Оли появился рычаг. Прав на жилье у бывшего мужа нет — квартира Олиных родителей. Она поставила условие: ты делаешь все по дому, иначе я тебя выселю. Работает Оля много, но теперь ей проще — Диме пришлось вести хозяйство. Он читает, размышляет, сидит в Сети на каких-то форумах, бродит по лесам. Из музыки осталась подработка на свадьбах и банкетах.

История вторая. НА ПУТИ К НОБЕЛЕВКЕ

Журналистка Алиса увидела Стаса на приеме в честь молодых ученых. «Пойдем, здесь есть интересные ребята», — сказала знакомая, увлекая ее к компании молодых мужчин у фуршетных столиков. Споря, они оживленно жестикулировали. Один, высокий, с копной кудрявых непослушных волос, размахивал бокалом с вином. «Сейчас обольется», — подумала Алиса. «Знакомьтесь, мы с Алисой вместе учились», — представила ее Инга. После вежливых фраз дискуссия продолжилась. Алиса слушала с любопытством. Ребята были биохимиками. Что-то связанное с фармакологией. Не все понимая, Алиса пришла в восторг от того, с каким азартом и вдохновением они говорили. «Познакомлюсь поближе, — решила она, — может, напишу статью». И, улучив минуту, договорилась о встрече с кудрявым парнем, выбрав его на роль героя.

Знакомство перешло в любовь. Стас встречал ее с работы. Они шли в театр, в кафе, гуляли. Разговор часто сворачивал на науку. Стас с группой ученых работал над поиском препарата от болезни Альцгеймера. Они пытались синтезировать какой-то особый белок. Стас мог часами говорить об этом. Рассказывая, он преображался, глаза вдохновенно горели. Он умел красочно и доходчиво объяснить суть и процесс исследований. Слушалось как детектив. Алиса никогда не встречала таких необычных людей. И когда Стас предложил быть вместе, она не колебалась.

3Что такое жизнь с ученым-фанатиком, она поняла быстро. В быту Стас оказался ребенком. За мужем пришлось по-матерински ухаживать. Погруженный в свои мысли, он не замечал ничего и постоянно попадал в истории. О рассеянности великих ученых ходят легенды. Если так, то Стасу было уготовано большое будущее. Зонтик, перчатки и ключи от квартиры он хронически терял. Мобильник забывал зарядить, машину — заправить. Поиск галстука и ремня от брюк по утрам стал ритуалом. Документы тоже куда-то пропадали. Как-то интересная мысль пришла к нему, когда он выходил из машины. Положив компьютер на капот, он стал быстро записывать в блокнот. Когда очнулся, капот был пуст. Новый ноутбук исчез. Табуретки Алиса чинила сама. Его интересовало одно — наука. Вскоре он получил грант на исследования в Кембридже. Алиса радовалась переезду в Англию — интересная жизнь, новая страна. Как раз родился сын. Быт, уход за ребенком. Мужа она не видела сутками. Попав в группу таких же сумасшедших ученых, Стас почти перестал ночевать дома. Проводя эксперименты, они спали на диванчиках в лаборатории. Появляясь, Стас, наскоро перекусив, бросался к компьютеру отыскивать, нет ли свежих публикаций на его тему у конкурентов. Говорил он только об исследованиях, ошибках, новых идеях. Алисе казалось, что он плохо замечает, с кем говорит. Лишь бы слушали. Они нигде не бывали. На упреки Стас отвечал: «У меня нет времени. Мы должны это сделать первыми. Это сенсация, это нобелевка!»

Наука щедро финансировалась – любые реактивы, подопытные мыши, лучшее оборудование. Но бюджет на зарплату оставался скромным. Едва хватало на еду и опалту жилья. Занятый Стас не мог заработать где-то еще. Алиса как русскоязычная журналистка – тоже. Освоить что-то новое не удавалось – на няню и курсы денег не было. Стас не переживал – он довольствовался малым. Есть крыша над головой и кусок хлеба – и хватит. Остальное потом, когда они совершат открытие! Он жил на уровне понятий «благодарное человечество», «переворот в медицине». То, что порой не хватает денег на молоко, было слишком далеко от него. Алиса поняла, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Экономя на всем, сумела оплатить курсы программистов. Ей удалось найти работу сразу после их окончания. К этому времени сын дорос до детсада. К этому времени расклад в семье был такой: Алиса – основной кормилец и глава семьи. Детей у нее двое – муж и сын. Она решает все повседневные вопросы. Стас занимается наукой. Сколько лет так еще будет, неизвестно. Алиса любит мужа и надеется, что когда-нибудь его усилия увенчаются успехом.

История третья. ОДЕРЖИМЫЙ АЛЬПИНИЗМОМ

Лиза познакомилась с Сергеем на вечеринке. Широкоплечий светловолосый парень бросался в глаза – он хорошо пел под гитару, остроумно шутил. Девушки вились вокруг Сергея. Но он как-то сразу обратил внимание на Лизу. «Вы необычная, — сказал на прощанье, — а хотите, встретимся в выходной, и я отвезу вас туда, где вы ни разу не были? «Хочу!» — ответила Лиза. Сергей понравился ей с первого взгляда, да и внимание его льстило. В воскресенье Сергей привез Лизу за город, где на фоне песчаного карьера тренировались альпинисты. Они висели на веревках, карабкались по крутому склону. Оказалось, что Сергей давно занимается альпинизмом.

Они начали встречаться. Лиза познакомилась с друзьями Сергея — альпинистами. Среди них были люди разных профессий. Сергей работал инженером-конструктором. Как вдохновенно и красочно он рассказывал о закатах над заснеженными горами, о прозрачных бурных реках и водопадах, об изумрудных ледниковых трещинах! Какие красивые песни пел у костра! Захватывающие истории о восхождениях, суровая романтика мужской дружбы! Все это разительно отличалось от рутины, в которой жило большинство знакомых Лизы. На их фоне Сергей казался человеком целеустремленным, надежным — настоящим мужчиной.

отношения с романтикомСтав женой Сергея, Лиза увидела: вся жизнь мужа подчинена альпинизму. Работу он выбирал так, чтобы она давала возможность брать отпуск несколько раз в год и тогда, когда нужно. Он жил по принципу: «Если работа мешает альпинизму, брось работу». И бросал, если начинались конфликты из-за частых отлучек. Его не заботили карьера, профессиональные амбиции, социальный статус. В конечном счете он ушел из КБ в электрики на стройку. Хочу — работаю, не хочу — увольняюсь. Он проводил на объекте несколько месяцев подряд, получал приличную сумму — и уходил. Деньги его интересовали лишь в той степени, в какой они могли покрыть расходы на поход. С тратами на снаряжение, одежду для экстремальных условий не считался — покупал лучшее. Когда родилась дочь, на жизнь хватать совсем перестало. Сергей не хотел поступиться ничем. Как алкоголик или наркоман, он шел все дальше. Новые восхождения, покупка «железа», сделанного по супертехнологиям… Друзья Сергея собирались на кухне, возбужденно обсуждали впечатления и планы, изучали карты и фотографии. Он стал известен, появлялся на ТВ, давал интервью. Это было главным, а семья и все остальное — лишь фоном.

Отношения стали нервными. Они не понимали друг друга. Лиза считала мужа одержимым, но убедить ни в чем не могла. Сходила с ума, ожидая его из очередной экспедиции, с трудом сводила концы с концами. В Гималаях он отморозил ноги на сложном и опасном маршруте и вообще чудом выжил. Часть пальцев пришлось ампутировать. Лиза думала — уж теперь-то муж угомонится. Ничего подобного. Придя в себя, Сергей стал думать о новой вершине.

Стало ясно — или терпи, или разводись. Лиза не ушла. Но с годами семья стала своеобразной. Финансы и друзья у каждого свои, свободное время проходит порознь. Лиза научилась философски относиться к образу жизни мужа и перестала вникать в то, где он и что задумал. Как в песне: «Уходишь — счастливо, приходишь — привет!» В сущности, это уже и не семья — скорее, соседи.

История четвертая. КУРИЦА В ОКНЕ

Рита и Леня познакомились студентами. Остроумный, общительный, Леня был талантлив. И всюду в центре внимания. Он пел, играл в студенческом театре и КВН. Писал стихи и читал их, мечтательно глядя поверх голов. Иногда он выбирал девушку и пел только ей, глаза в глаза, интимно улыбаясь уголком рта. Его обаяние просто зашкаливало. В Леню была влюблена половина курса.
Риту он покорил веселым натиском. Букеты, подарки, сюрпризы — дефицитные билеты на премьеру, шикарный ужин… Однажды в день рождения заехал за ней на такси. «Куда мы едем?» — спросила нарядная Рита, думая о ресторане. «Сейчас поймешь…» Леня привез Риту в аэропорт. Оказалось, что он взял у ее родителей паспорт, одежду. Их ждал великолепный уик-энд на Кипре. После холодной, дождливой Риги опьяненная солнцем, потрясенная Рита не могла прийти в себя.

5На пятом курсе они поженились. После учебы Леня работал инженером, продолжал писать стихи. Участвовал в поэтических чтениях, публиковался. Вышла первая книжка. Сочинял и песни. Дома собирались компании, читали, спорили, пели. Засиживались до утра. Между тем карьера не складывалась. Леня все время был недоволен. Считал, что нет перспектив, что его недооценивают. Менял работу. Пытался уйти в бизнес, одно время торговал мебелью. Все было не то. Пару лет не работал. Начал серьезно пить. Рита бросилась на бой с алкоголем. Он не спился лишь благодаря ее упорству.

Недовольство собой выливалось в лирику. Он писал по ночам. Утром читал жене. Рассуждал: поэты — люди особые, им сложно найти свое место. А от бытовых и финансовых проблем ловко увиливал — то пишет, то бежит куда-то. Или сидит и печально курит — переживает творческий кризис. Все держалось на Ритиных плечах. Вдруг Лене предложили должность директора крупного концертного зала. Попали в точку. Новые знакомства, знаменитости… Начались банкеты за полночь. Вышла новая книжка стихов.

Теперь Лене все нравится, и с деньгами полегче. Увы, он часто выпивает. Застолье офисом не ограничивается — среди ночи появляются веселые шумные гости. Поют, громко спорят. Усталая Рита уходит в спальню, берет беруши. Утром Леня оправдывается: «Ну не мог я отказать, хорошие люди, я живу рядом, как не позвать…» Эта полубогемная бестолковая жизнь изрядно утомляет Риту. Она много работает, растит двоих сыновей. Времени всегда в обрез. Она недовольна, но выхода не видит — ни переделать мужа, ни расстаться не может. Как-то мы встретились в театре. «Я теперь участник движения «искусство жизни», — сказала она. «Что это?» — «Ну, в двух словах: жить и радоваться надо сегодня. Не жалеть о прошлом, не бояться будущего. Наслаждаться тем, что имеешь. Мы ходим на выставки, созерцаем природу. Заходи, расскажу».

Живем мы недалеко. Однажды заглянули. Нас усадили за стол. Рита с энтузиазмом поведала, как помогает ей «искусство жизни» достичь гармонии. «Я так изменилась, не представляете, я достигла душевного равновесия, не выхожу из себя по пустякам — и вообще стала спокойной, сдержанной…» Леня поднял голову от тарелки. «Да? А почему же ты тогда вчера мерзлой курицей дверь в кухню разбила?» Сыновья расхохотались. «А, ну да… — смутилась Рита, — так вышло…» И рассказала историю. После работы голодная и усталая Рита вошла в подъезд своего дома. Уже на лестнице было слышно, как орут в квартире. Звенела гитара, кто-то заливисто хохотал. Дверь не заперта. Рита прошла через заваленный пальто и куртками коридор на кухню. Там стоял густой табачный дым. На столе огрызки яблок, скелетики сухой рыбы и пустые банки из-под пива. Вокруг него — человек восемь. В раковине — гора тарелок. Рита терпеть не могла, когда дома курят. Сегодня у нее еще и голова раскалывалась. Она бессильно прислонилась к косяку двери. «О, Риточка! — радостно закричал муж, — как ты вовремя! Мы уже все съели. Ты нас еще чем-нибудь покормишь?» Рита молча подошла к холодильнику, открыла. Все, что она утром приготовила на два дня, исчезло. И тут Рита рывком распахнула холодильник, схватила оттуда курицу и с криком: «Жрите!» метнула ее прямо в гостей. Те с воплями пригнулись. Курица, пролетев через кухню, с треском проломила стеклянную дверь и вылетела в коридор. Пока ошарашенные гости приходили в себя, Рита выскочила, хлопнув дверью. Ночевать она ушла к подруге.

Они до сих пор вместе. После таких сцен Леня на какое-то время притихает. Посвящает жене проникновенные лирические стихи. Выразительно читает их друзьям. «Моя жена ангел, — говорит он, — я без нее пропал бы». Да, Рита не злопамятна, долго сердиться не умеет. И мужа любит по-прежнему. Но она очень устала. И выглядит намного старше своих лет.

Алла Горбач

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *