Home / Психология / Если расстройство психики имеет место…

Если расстройство психики имеет место…

test-rorshaxa-300x209В нашем обществе не принято говорить о психическом здоровье. Мы привыкли думать, что проблемы с психикой — это что-то постыдное, спрятанное за высоким забором и не имеющее к нам никакого отношения. Много лет эта тема не обсуждалась открыто, что привело к серьезной нехватке адекватной информации. В результате, боясь показаться странными, слабыми и неполноценными, мы держим в себе переживания, навязчивые мысли и страхи и часто не рассказываем о них даже близким. У журналиста и соавтора книги «С ума сойти!» Дарьи Варламовой биполярное расстройство. Она рассказала свою историю и объяснила, почему тема психического здоровья касается каждого.

Иногда наши страхи перерастают в сложные состояния, которые мешают работать, общаться, — строить отношения, а порой и справляться с повседневными делами. Но и в этих случаях многие предпочитают не относиться к своим проблемам серьезно. Они считают их плодом воображения («я себя накручиваю») или вообще проявлением личных качеств («у меня не депрессия, я просто ленивый и никчемный человек»). К тому же о психических расстройствах придумано много мифов и страшилок. Например, большинство убеждено, что совет «Возьми себя в руки и подумай о том, что у тебя все хорошо, а в Африке дети голодают» — поможет человеку в клинической депрессии, хотя в этом случае изменить свое состояние волевым усилием нельзя, не говоря уже о том, что воля и мотивация при этой болезни страдают в первую очередь. Многие уверены, что шизофрения — это приговор. На самом деле каждый четвертый больной при должном лечении уходит в пожизненную ремиссию, а трудноизлечимые случаи составляют лишь 10%.

В Европе и США поход к психотерапевту или психиатру — нормальная ситуация. Есть множество книг и сайтов, разъясняющих пациентам, их близким и даже работодателям, почему возникает то или иное расстройство и как с ним жить. В России же люди часто не обращаются за профессиональной помощью, потому что им кажется, что их случаи исключительные и диагноз сделает их изгоями. На самом деле, по статистике ВОЗ, каждый четвертый человек в мире хотя бы раз в жизни страдал от психического расстройства.

darya-varlamovaДарья Варламова, 30 лет, страдала от биполярного расстройства:

— У меня клиническая депрессия началась, как это у многих бывает, в непростой период жизни: несчастная любовь, стресс на работе. Несколько месяцев потихоньку угасала энергия и мотивация, отмирал интерес к окружающему миру, росло чувство тревоги и падала самооценка. Многие считают, что депрессия — это густой мрачняк. Но самое неприятное в ней — не тоска, а потеря жизненных сил, ощущение, что из тебя выпили всю кровь. Обстоятельства со временем улучшились, но механизм был запущен: я продолжала скатываться в эмоциональную яму. Периодически не ходила на работу, потому что не было сил выйти из дома. Спала по 13-14 часов и просыпалась разбитой, не могла сконцентрироваться на простейших задачах, иногда было буквально трудно передвигать ноги. Мне часто казалось, что я конченый человек и не способна сделать ничего стоящего. Депрессия не идет сплошной полосой: у меня случались просветы, потом снова накатывало. Прогнозировать это сложно, и кажется, что теряешь контроль над жизнью: даже когда все хорошо, непонятно, сколько это продлится.

К тому моменту я активно интересовалась нейробиологией, психологией и психиатрией, так что решиться на поход к психиатру было несложно. Обращение к специалисту не означает немедленного успеха: за три года я консультировалась с четырьмя врачами и несколько раз меняла схемы медикаментозного лечения. Увы, это обычная ситуация: нейрохимия — штука очень индивидуальная, и даже если диагноз поставлен верно, не факт, что первая опробованная схема подойдет.

В итоге я нашла своего специалиста, и очень хорошо сработало сочетание определенных лекарств с когнитивно-бихевиоральной психотерапией: за пару-тройку месяцев удалось избавиться от большинства мучивших проблем. Врачи сошлись на том, что у меня легкая форма биполярного аффективного расстройства (БАР) Это означает, что у меня могут быть полосы эмоционального спада и периоды гипомании — лучезарного настроения и высокой продуктивности, когда мир играет яркими красками, энергии много, а потребность в пище и сне заметно уменьшается. Это не то состояние, на которое захочешь жаловаться врачу, но и за ним нужно следить, чтобы не слишком утомить организм. Сейчас симптомы почти не проявляются. Еще несколько месяцев надо будет принимать лекарства, потом можно сделать перерыв и посмотреть на состояние. Считается, что от БАР не вылечиваешься полностью, а лишь уходишь в ремиссию, и теоретически прежние проблемы могут вернуться. Но теперь уже нестрашно: я нашла методы, которые работают, и понимаю что это достаточно рядовая проблема со здоровьем. Живут же как-то люди с аллергией или астмой.

Наша психика не статична: мы можем быть предельно сконцентрированны или очень рассеянны, чувствовать покой или бешеное возбуждение. Патология начинается, когда человек фиксируется в каком-либо из этих состояний. Большинство психических расстройств вызвано сочетанием биологических (наследственность, особенности внутриутробного развития, недостаток или переизбыток определенных веществ в организме) и психологических факторов. Причем одно влияет на другое: навязчивые негативные мысли могут сказаться на работе мозга, а нехватка, например, магния — спровоцировать экзистенциальный кризис. Норма и так называемое сумасшествие — крайние точки очень широкого спектра, причем случаев настоящею безумия с бредом и галлюцинациями относительно немного (и они тоже лечатся). Чаще всего мы сталкиваемся с заболеваниями, которые заметно усложняют жизнь, но со стороны не выглядят как что-то необычное.

Например, у клинической депрессии целый набор симптомов — это, в частности, потеря сна, аппетита и быстрая утомляемость. Она может быть спровоцирована стрессовой ситуацией, но часто возникает и «на ровном месте» из-за сбоев в нейрохимии. Биполярное расстройство — это расстройство настроения, при котором человека периодически качает от эйфории и избытка энергии к депрессии с промежутками нормального настроения. К тревожным расстройствам относятся, например, панические атаки (резкие приступы тревоги с физическими симптомами — тошнотой, одышкой, тахикардией), фобии (иррациональный страх определенных предметов или ситуаций, например боязнь замкнутого пространства. Бывают очень странные фобии: скажем, Никола Тесла боялся жемчуга, а Сальвадор Дали – кузнечиков) — или посттравматическое cтрессовое расстройство.
Все они достаточно хорошо изучены, успешно диагностируются и лечатся как психотерапией, так и медикаментозно. Но чтобы обратиться за помощью, их нужно сначала распознать, а сделать это бывает сложно.

elenaЕлена, 29 лет, специалист по коммуникациям, страдает от социофобии:

— Ключевой симптом, из которого вырастают все остальные, — страх быть отвергнутой людьми. Вообще любыми людьми. Я никогда не могла нащупать черту между необходимым количеством шагов навстречу собеседнику и перешагиванием через чужие границы. Это оборачивалось еще большей фрустрацией. Я много думала в детстве, где все остальные вообще берут алгоритмы общения и как они понимают, когда и что нужно говорить, к кому подходить, что вообще происходит. Это логичным образом сделало меня главным объектом издевательств в школе. В старших классах я собрала из кино, сериалов и книг достаточное количество эффективных алгоритмов общения, которые позволили мне всех послать и дожить последние три-четыре года в школе относительно спокойно. Например, для меня с детства ролевой моделью был Шерлок Холмс. Я эмоциональная, пугливая и довольно прямолинейная, поэтому фильм стал буквально учебным пособием по тому, как можно вести себя иначе, я копировала даже жесты и интонации. Начиная с университета я решила, что самый простой способ справиться со сложностями социализации — ни с кем особо не взаимодействовать. Иногда я находила какого-то симпатичного мне человека, и мы тусили вдвоем. Иногда нет, и я оставалась одна. Что происходило между всеми остальными людьми, меня интересовало мало.

В 22 года я обратилась к психотерапевту по совершенно другому поводу, но с социальной тревожностью тоже удалось разобраться — я не избавилась от нее полностью, но научилась делать так, чтобы она не мешала жить. Это получилось не сразу и не с одним психотерапевтом (а с двумя плюс одним психиатром). Я пропила курс антидепрессантов (они помогают от тревожности), и симптомы стали проявляться слабее. А еще с помощью специалистов мне удалось понять, что отсутствие интуитивного чутья в общении можно компенсировать обучением и тренировками. И принять то, что у меня такой склад личности: я в любом случае буду тревожиться больше, чем обычные люди, а взаимодействие с окружающими для меня — серьезная нагрузка, поэтому ее лучше убрать там, где можно сделать это без ущерба для качества жизни: работать дома (сразу намного легче, и это не мешает сделать карьеру), общаться в мессенджерах и по скайпу там, где это возможно. Повышенная тревожность побуждает делать работу качественно и помогает развить чуткость к реакциям собеседника, что, как ни странно, помогает общаться более успешно. А за счет того, что общение с людьми для меня — загадка, которую надо брать головой, из этого можно сделать классный квест. Поэтому я стала консультантом по коммуникациям: довольно парадоксальный выбор профессии, но зато любое достижение на этом поприще для меня -Победа с большой буквы.

НЕСКОЛЬКО ПРИЗНАКОВ, ГОВОРЯЩИХ О ТОМ, ЧТО СТОИТ ПОКАЗАТЬСЯ СПЕЦИАЛИСТУ:

√ Непродуктивность умственных усилий (например, ты начинаешь тратить по три часа на задачу, на которую раньше уходил час, падает концентрация, ухудшается память).

√ Отчуждение от общества (необходимость коммуницировать вызывает серьезный страх или отторжение).

√ Неадекватная эмоциональная реакция на окружающий мир (неуместный энтузиазм или мрачность, нетипичное равнодушие к печальным событиям в жизни близких или, наоборот, готовность разрыдаться из-за развязавшегося на улице шнурка).

√ Разрыв с объективной реальностью (бредовые идеи, галлюцинации, ощущение нереальности происходящего, словно все в компьютерной игре).

√ Неспособность осознать собственную неповторимость и почувствовать границы своей личности (человек плохо понимает, где заканчиваются его мысли и желания и начинаются мысли и желания другого).

Важны продолжительность неприятных переживаний (для депрессии, например, не меньше двух недель), психосоматика (некоторые заболевания проявляются на уровне телесных ощущений — болей, одышки, тахикардии, бессонницы и т. д.) и то, насколько сильно это влияет на разные стороны жизни: если тебе тошно только на работе, а в остальное время все окей, надо менять работу. А вот если неприятные ощущения настигают и в офисе, и дома за сериалом, и на свидании, это повод обратиться к психиатру (государственному или частному) либо к психотерапевту с психиатрическим образованием. Психиатр лечит медикаментами, психотерапевт — и таблетками, и беседами. Что эффективнее, зависит от диагноза и индивидуальных особенностей пациента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *