Home / Стиль / Эволюция fashion-сексуальности в брендовой рекламе

Эволюция fashion-сексуальности в брендовой рекламе

«Что вы считаете сексуальным?» — с таким вопросом я приставала к знакомым (и не очень) мужчинам лет десять назад. Это был мой первый социологический опрос для журнала, а не то, что вы наверняка подумали.

В благодатный на обнаженку летний сезон в разгаре двухтысячных я собирала мнения парней об открытых декольте, прозрачных платьях, мини-юбках и туфлях стриптизерш, усыпанных кристаллами (да, в том далеком году они еще появлялись на подиуме). Я была удивлена — друзья не приветствовали откровенность, а упорно требовали джинсы, кожу и даже минимализм. «Какие они все-таки странные, эти мужчины, — недоумевала я. — Девчонки наряжаются в леопард и обтягивающие платья только ради них, а им это, выходит, не нужно?!» В то время я совершенно не думала о том, что вместе с модой и миром вокруг меняются наши представления о сексуальности — глянцевая картинка рокового влечения год за годом уступала место вполне реальным образам из жизни.

United Colors of Benetton, рекламная кампания 1986 года

Нагляднее всего эволюция fashion-сексуальности отражена в брендовой рекламе — своеобразных манифестах, где модные марки выражали свою философию соблазнения. 1990-е были искренними и шокировали именно этим: после броских цветов предыдущего десятилетия — монохром, социальный вызов и абсолютная, ничем не прикрытая нагота. Даже модели — истощенные, андрогинные и совсем юные Кейт Мосс, Джоди Кидд, Кристен Макменами, Стелла Теннант — казались инопланетными, но вместе с тем куда более реальными, чем их bombshell- предшественницы из 1980-х. Это была сторона женской красоты, которую избегали демонстрировать на подиумах предыдущих декад, — и она оказалась на удивление провокационной и сексуальной.

Sisley, рекламная кампания 2003 года
Sisley, рекламная кампания 2003 года

Дальше пришли двухтысячные, которые перечеркнули все достижения минимализма, — помню съемку Сольве Супдсбо для журнала Love, где фотографии были обработаны так, что обнаженные тела моделей казались сделанными из пластика и напоминали резиновых кукол. В модной сексуальности царил китч в самых ярких его проявлениях — головокружительные платформы на бесконечных ногах, пошлые шутки Терри Ричардсона в кампаниях для Sisley, Том Форд, вечно балансирующий на грани порнографии, в проектах для Gucci и именной марки. Поколение нынешних тридцатилетних, к которому я принадлежу, формировало чувственный вкус именно в таких условиях — меня до сих пор волнуют глянцевые, блестящие от пота тела мужчин и женщин с рекламы парфюма Tom Ford. А вас разве нет?

Gucci, рекламная кампания 2003 года

Расцвет моих сексуальных открытий пришелся на время, когда на свидания было принято наряжаться. Помню, как я спешно переодевалась из джинсов в только что купленное открытое платье прямо в туалете ЦУМа. Вот только человек, с которым я встречалась в тот вечер, моих стараний не оценил. И этот факт из моей биографии плюс результат вышеупомянутого опроса — стороны одной медали. Глянец и интернет превратили секс в продукт, симулятор, который оказался до идиотизма простым даже для мужчин и женщин, далеких от моды. Мы, наши отношения, сокровенные желания и мечты гораздо сложнее и тоньше всего, что предлагалось в двухтысячных. В те годы мы потребляли секс так, будто это новая сумка или туфли, — и в итоге полностью его обесценили. Заметили, сколько лет подряд мода была совершенно асексуальна?

Calvin Klein, рекламная кампания 2016 года
Calvin Klein, рекламная кампания 2016 года

Для меня возрождением темы секса стала рекламная кампания Eckhaus Latta прошлого сезона, которой сложно придумать иную трактовку — модели на снимках действительно занимаются любовью. В реальности, прямо перед камерами. То, что было сексуально десять лет назад — провокация и вызов — сегодня мы видим повсеместно, от инстаграма друзей и знакомых до рекламных кампаний. Поэтому секс стал проще, ближе и важнее. Алехандро Гомес Паоло из Paolo Spain эксплуатирует ту же тему порнокитча, только говорит о наболевшем — свободе ЛГБТ-сообщества, выражении себя и отсутствии предрассудков.

Собственно, впервые за свою историю мода не пытается привить нам комплексы, а уничтожает их: чтобы выглядеть привлекательно и эротично, больше не нужно изображать из себя секс-бомбу в корсете. Достаточно боди и джинсов с белыми кроссовками — теперь я так хожу на свидания. Слишком просто? Ха-ха, вы не видели моего боди! Внутренняя свобода, безусловно, хороша, но без небольшого тизера градус сексуальности не повысить. И современная мода здесь играет нам на руку.

Вера Попова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *