Home / Здоровье / Депрессия: что необходимо знать и как лечить

Депрессия: что необходимо знать и как лечить

депрессияПо неутешительным прогнозам ВОЗ, к двадцатым годам XXI века, аккурат к столетнему юбилею Великой Депрессии, первое место на олимпийском пьедестале заболеваемости и смертности займет депрессия, оставив с носом вирусные и сердечно-сосудистые заболевания. Всё, признала ВОЗ, депрессия – не состояние души, а состояние тела. Поэтому прежде чем ставить душещипательные статусы и раскрываться в «Фейсбуке», разберись, не нужно ли тебе сначала раздеться у врача.

Суть проблемы

Все дело в дефиците серотонина и допамина (дофамина). Эти вещества необходимы нам для проводимости электрических сигналов, бегущих, как по цепочке, по нашим нейронам. Стал сигнал проходить хуже – и вот уже на привычные вещи ты реагируешь вселенской печалью, а не желанием бороться и искать, найти и перепрятать. И дело не в тонкости душевной организации: просто при достаточном количестве этих веществ на ту же ситуацию ты ответишь смехом, равнодушием или злостью, но никак не отсутствием желания заниматься сексом.
Причины депрессии доподлинно до сих пор неясны. Факторами, ее запускающими, могут быть стрессы, психологические травмы, гормональные нарушения, а иногда это происходит без видимых причин. Как любое серьезное заболевание, депрессия имеет свою группу риска: женщины в послеродовом периоде, женщины, принимающие гормональные контрацептивы и кортикостероиды, препараты для понижения давления, любые психотропные вещества, включая алкоголь, и… просто женщины. Факт: мужчины страдают вдвое реже.
Как бы то ни было, такой диагноз должен поставить врач. Лечение тоже назначает он же. Ты можешь только понять, что тебе к нему пора.

Начинается все с «не хочу». Жизнь будто полиняла после стирки в несоответствующем режиме, а на мир смотришь через грязное и засиженное мухами стекло подвала. Душу, еще недавно светлую и радостную, покидает надежда. Следующая стадия — «не могу». Сил нет, их не хватает даже на самые простые и обыденные вещи. Встать и одеться стоит невероятных усилий. Мозг становится рыхлым и обмякшим, понимать, концентрироваться, запоминать и воспроизводить информацию вдруг оказывается непосильной задачей. Будущее мрачно, и кажется, что это навсегда настолько, насколько хотелось оставаться у власти Муаммару Каддафи.

К кому идти? Чаще всего больные депрессией не обращаются за помощью к профессионалам по двум причинам. Во-первых, считается, что страдание облагораживает душу человека, и твоя бабка в 12 лет кирпичи на стройке носила, так чего тут сопли размазывать. Во-вторых, запись в медицинской карточке о том, что у тебя депрессия, может огорчить, например, работодателя.
О втором сразу заметим: о, какое счастье, по закону о психиатрической помощи, у нас в медкарточку такой диагноз не записывают. Что до романтического образа страданий и депрессии — запомни, они в прошлом, сейчас модно быть здоровой и веселой.

Так куда идти-то? К психиатру — страшно (вдруг еще чего похлеще найдет!), но депрессия — именно его профиль. В общем, смелые могут идти по прямому пути, на прием к психиатру, а нормальные герои всегда пойдут в обход. Участковый терапевт, семейный врач или невропатолог смогут указать правильное направление — все равно к психиатру. У депрессии различают степени: легкую, среднюю и тяжелую. Так вот первый случай может лечить и хороший терапевт.

История вопроса

В ходе своей многотысячелетней истории человечество опробовало великое множество средств борьбы с депрессией. Были и жестокие, вроде морения голодом, избиения, держания больного на цепи, погружения в ледяную воду до появления первых симптомов удушья… И относительно гуманные: гимнастика, теплые ванны, массаж, рвотные и слабительные. А были и вовсе неожиданные: больных привязывали к вращающимся колесам, надеясь на исцеляющее действие центробежной силы. Были и веселящие. Например, лишение сна в комплексе с увеселениями, марихуана, кокаин и опиум. Последние три, к сожалению, теперь незаконны.

После II Мировой войны над Штатами витал дух оптимизма. Общество потребительства формировало свои радужные идеалы счастливой семьи, живущей в доме, напичканном всевозможными техническими новинками. И первыми на себя приняли удар счастливые американские домохозяйки. Необходимость соответствовать ожиданиям мужа и соседей требовала отличного внешнего вида, идеально вылизанного дома, послушных и аккуратных детей, умной собаки, ухоженного супруга, идеальной лужайки и тысячи других идиотских стереотипов и условностей, обязывающих образованную, начитанную, творческую девушку зарывать себя в ежедневную домашнюю рутину.
Никакие пылесосы, холодильники и микроволновки не могли спасти от томления ума и дефицита чувств. Фраза: «Вау, какой потрясающий лимонный пирог!» — должна была делать тебя счастливой пять лет подряд, а пятно на скатерти могло испортить твою репутацию. Телевизор непрестанно транслировал образы счастливых хранительниц очага, достигнуть которых было невозможно. Равно как и выплакаться на плече любимого мужа. Напомним, что в 50-х поддержание определенной дистанции и субординации в семье считалось непоколебимой нормой. Жизнь в эмоциональной изоляции, постоянно грозящая неврозом и истерией. Спасали бедных домохозяек от бесконечной депрессии две вещи — сериалы и барбитураты.

60-е. БАРБИТУРАТЫ

В 60-е химическая промышленность наконец-то принесла облегчение страждущим. Препарат, который уменьшал тревогу, вызывал легкую эйфорию, а при чуть большей дозе выступал в роли снотворного, был встречен как панацея и сделался хитом продаж. Барбитураты помогали домохозяйкам смириться со своей участью всю жизнь драить кастрюли и выщипывать пинцетом мусор из ковра. Но они вызывали зависимость, через непродолжительное время без них невозможно было заснуть, а при длительном приеме сдвигали крышу, не оставляя разуму пути к реализации и лишая смысла бытия настолько, что жить опять-таки не хотелось. Достаточно было превысить дозу и запить бурбоном, умышленно или случайно, и во сне, совершенно безболезненно души отчаянных домохозяек массово покидали этот мир.
Сегодня барбитураты применяют в анестезиологии для вводного наркоза, а также при лечении эпилепсии. В качестве снотворного в современной медицине они не используются.

70-80-е. ТРАНКВИЛИЗАТОРЫ

Самым продаваемым медицинским препаратом в мире с 1969 по 1982 год был «Валиум» — препарат, оказывающий успокаивающее, снотворное, противотревожное и амнестическое действие. Транквилизаторы — знамя, под которым 70-е годы провел западный мир, регулярно принимая таблетки от стресса. Каждая вторая домохозяйка среднего класса и каждый четвертый муж принимали транквилизаторы, и обсуждать это не считалось зазорным.
Забавно, но наши родители были лишены подобных таблеточных ремней безопасности. Как метко выразился один американский телевизионщик, «вам не нужны успокоительные средства, если у вас есть полное собрание сочинений В. И. Ленина». В СССР строили светлое будущее, здесь не было пылесосов и телевизоров в каждой квартире, а общественное мнение требовало от женщины не крахмальных салфеток, а перевыполнения плана на производстве. Забота о детях перекладывалась на детсады и школы, и хотя это не значит, что строительницы коммунизма все поголовно были счастливы (секса-то в СССР не было!), но в какой-то мере женщине давалась возможность социально реализовать себя за пределами идеальной кухни.
За границами же советской родины именно таблетка «Валиума» дарила чувство расслабленности и помогала прожить день в обыденных заботах без особого напряжения, а вечером спокойно заснуть. Метания и терзания, до этого традиционно топимые на дне бутылки, отступали под действием транквилизаторов. Пьянство стало немодным уделом малоимущих.
Но в 80-х выяснилось, что «Валиум» тоже вызывает зависимость и синдром отмены. Множество людей, которые не смогли соскочить, подавали иски против фармацевтической корпорации, жаловались на изменение личности, на то, что многие годы просуществовали в состоянии полной отстраненности от всех удовольствий и превратностей бытия… Но громких побед так и не случилось.

90-е и сейчас. АНТИДЕПРЕССАНТЫ

Эта группа объединяет большое количество препаратов с разными механизмами действия и эффектами (с успокаивающим или активизирующим действием), но так или иначе влияющих на количество серотонина и допамина, плещущихся в синаптической щели, и восприимчивость соответствующих рецепторов к ним. В этом промежутке размером в 40 нанометров под воздействием антидепрессантов повышается уровень или продлевается жизнь этих двух нейромедиаторов, отвечающих за счастье, точнее, за соответствующее ощущение.
На волне очередного воодушевления мир хором пересел на «Прозак». Удачный маркетинг и новая эффективная формула с хорошей переносимостью и относительно небольшим количеством побочных действий сделали его новым хитом. По сегодняшний день.

Читай продолжение во второй части.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *